Меню

Речевые средства выразительности русских народных сказок



Основные художественные средства русской народной сказки.

При описании невербальной коммуникации героев сказки наиболее распространенными являются такие художественные средства, как антитеза, фразеологический оборот, метафора, эпитет, гипербола, прием сравнения, синтаксический параллелизм.

С помощью антитезы достигается эффект резкого противопоставления внешности разных людей. Серое лицо старшей завистливой дочери не гармонирует с бело-розовыми щечками младшей и самой любимой отцом, который в одиночестве воспитывает своих детей после смерти жены. При описании физического облика мужчин встречается, например, сравнение кривобокого юноши с его рослыми и стройными ровесниками.

В сказках часто используются фразеологические обороты. Они позволяют создать представление о глубине чувств, испытываемых действующими персонажами. Особый эффект их восприятия достигается за счет устойчивых сочетаний лексико-морфологических средств при описании невербальной коммуникации. Так, с помощью фразеологизмов часто передается эмоция страха: «ноги подкосились от страха», «бледнела от страха», «едва живой от страха».

Читатель знакомится с ярким и безграничным миром психологии переживаний, в котором люди «лишаются чувств от испуга», «не могут опомниться от удивления», оказываются «на седьмом небе от счастья». Герои сказок попадают в затруднительное положение и вынуждены идти «куда глаза глядят», а в экстремальных ситуациях заставляют себя «речи мимо ушей пропускать».

Фразеологические обороты используются и при описании внешности. При ситуативном проявлении эмоций может меняться лицо, поза персонажа: «лица на нем нет», «развесил уши». Выражение «все на одно лицо» подчеркивает отсутствие ярких индивидуальных характеристик.

Метафоры способны передавать сложные эмоции и чувства человека. Сказочных героев «кручина снедает», у них «разгорается любопытство», «зависть гложет сердце». Социальная ситуация приводит к тому, что «чувство страха надежно селится в душе», а одиночество заставляет «тоску размыкать». Находящиеся рядом субъекты коммуникации могут наблюдать, как от горя у героя «затуманилось в глазах». Конъюнктивные межличностные отношения или долгожданное возвращение родных домой заставляют «сиять счастьем лица». При победе добра над злом «душа светлеет», а главные персонажи не могут «опомниться от радости».

Метафоры обычно используются для описания особенностей неречевого общения, но встречаются и в характеристиках диалога сказочных персонажей, которые могут «хлестать друг друга словами».

В русских народных сказках невербальная коммуникация героев получает художественную характеристику за счет образных определений и скрытых сравнений при описании чувств и поведения человека. Хорошо известен целый ряд устойчивых народных эпитетов: «горько плакали», «горькая печаль», «лицо мрачнее тучи». Анализ текста сказок показывает, что с помощью эпитетов можно успешно передавать эмоции: «печальный и удрученный», «дикая ярость», «с притворной скорбью», «в мрачных раздумьях», «добродушно смеялся», «великая радость».

Посредством эпитетов иногда подчеркивается степень выраженности переживаний сказочных персонажей. Они могут «крепко огор- читься/рассердиться» или «сильно обрадоваться». Применение эпитетов позволяет создавать образные описания лица («разгоряченные лица»). Внимание уделяется и визуальному контакту героев, которые смотрят друг на друга печальным, нежным, холодным или застенчивым взглядом. В отдельных случаях «горько глядеть», как нехорошо поступают персонажи по отношению друг к другу.

Эпитеты способствуют передаче нюансов невербальной программы человека в процессе ведения диалогов. Сказать или молвить можно одобрительно, с презрением. Случается, что обстоятельства заставляют сказочного героя «жалобно закричать». Известны коммуникативные ситуации, в которых звучат «худые речи», демонстрирующие характер отношения людей друг к другу. Женщины часто обращаются к собеседнику ласково, что-то обещают звонким и чарующим голосом, а мужчины грозно или с досадой спрашивают, гневно кричат. Между собой герои устраивают шумные перебранки, а в иных случаях дружелюбно беседуют и с радостью принимают предложенную помощь. В некоторых конфликтных ситуациях сказочные персонажи просто «злобно молчат».

Устойчивые фольклорные эпитеты помогают ярко и точно передавать особенности внешности. Русские женщины отличаются «красой неописуемой». Мужчины признают достоинства своих избранниц. Их берут «за белы руки и целуют в уста сахарные». На фоне описаний типичной сказочной героини неожиданно могут появляться «кривобокие, худые, кривые женщины».

В сказках также часто используется гипербола, которая в соответствии с сюжетом передает содержание поведенческой модели эмоциональных реакций персонажей. Люди способны «лопаться от злости», «зеленеть от зависти», «кататься от смеха». Наличие в тексте таких гипербол означает отсутствие у сказочных персонажей контроля над собственной невербальной коммуникацией. В определенных ситуациях считается допустимой открытая демонстрация сильных чувств на поведенческом, жестовом и эмоциональном уровнях.

Контекстная интенсификация переживаний человека встречается в ситуациях позиционного ожидания. Сбывшиеся планы и мечты вызывают манифестацию положительных эмоций: «чуть не прыгнула от радости». Неожиданно негативный результат усилий героя или плохие поступки других действующих персонажей вызывают к жизни особый языковой портрет человека, испытывающего отрицательные переживания: «ажно затрясся от жадности».

Используя художественный прием сравнения, можно передавать эмоциональные состояния людей. Например, человек, который сильно напуган, «точно мертвый лежит». Сказка расскажет о «прекрасных и сверкающих словно солнце» юных девушках, заставляющих юношей сражаться за их любовь, а в случае неудачи «стоять, понурив головы, будто в глубокой печали».

Читайте также:  Что делать если чешется кожа народное средство

Среди целого ряда художественных средств в тексте сказок встречается и синтаксический параллелизм. Он передает особенности коммуникативной направленности участников общения: «видом не видала, слыхом не слыхала». Его применяют и при описании внешности людей: «похожи друг на друга, словно братья родные, — рост в рост, голос в голос, волос в волос». В данном случае из дискретных характеристик создается языковой портрет человека.

Таким образом, изучение художественных средств невербальной коммуникации сказочных персонажей позволяет психологу формировать у детей и взрослых представления о чувствах и эмоциях человека с помощью анализа различных ситуаций общения, тем самым сближая сказку с реальной жизнью.

Источник

ИЗОБРАЗИТЕЛЬНО-ВЫРАЗИТЕЛЬНЫЕ СРЕДСТВА В РУССКОЙ НАРОДНОЙ СКАЗКЕ И ЛИТЕРАТУРНОЙ СКАЗКЕ И ИХ ВИДОВОЕ СВОЕОБРАЗИЕ

Изучение изобразительно-выразительных средств обычно проводится на материале художественных произведений русской и зарубежной литературы, в то время как тексты произведений устного народного творчества, особенно в сопоставлении с литературными произведениями той же жанровой разновидности, практически не являлись объектом специального изучения. Имеются отдельные работы, в которых изобразительно-выразительные средства речи рассматриваются либо на примере национальных сказок [Асаева 1985 :187, Кульсарина 2004:165], либо на материале отдельных литературных сказок [Сурат 1985: 239, Фролова 2002 :199], однако комплексного изучения изобразительно-выразительных средств в разных жанрах народных сказок, их видов и функций в сопоставлении с литературными сказками не проводилось.

Этим обусловлена актуальность данного исследования. В данной статье представлено комплексное исследование изобразительно-выразительных средств в русских народных и литературных сказках.

Объектом исследования являются изобразительно-выразительные средства русских народных и литературных сказок.

Предметом исследования является видовая и функциональная специфика изобразительно-выразительных средств в русских народных и литературных сказках.

Цель работы состояла в установлении состава используемых в народных и литературных сказках тропов и фигур речи и выявлении их функций.

Материалом для исследования послужили тексты 34 русских народных и литературных сказок (29 русских народных сказок, из которых 11 волшебных сказок, 15 сказок о животных, 3 социально-бытовые сказки) и 5 литературных сказок (4 сказки А.С. Пушкина и 1 сказка П.П. Ершова). В качестве единицы наблюдения избраны фрагменты текста (от слова до предложения), представляющие собой то или иное изобразительно-выразительное средство. Всего было проанализировано 1180 единиц в соответствующих микроконтекстах.

Анализируя специальную литературу, мы обнаружили, что существуют разные трактовки понятий ‘тропы‘ и ‘фигуры речи‘, в которых предлагаются разные классификации этих понятий. В данной статье при классификации тропов и фигур мы придерживаемся узкой академической точки зрения, представленной в литературоведческих и лингвистических словарях. Суммируя определения А.И. Горшкова, В.П. Москвина, Л. Тимофеева и Б.В. Томашевского, под тропом мы предлагаем понимать такое употребление слова в переносном значении, при котором образуется его семантическая двуплановость, имеющая эмоционально-оценочный смысл.

Вслед за учёными-стилистами А.И. Горшковым, И.Б. Голуб, Б.В.Томашевским, В.П.Москвиным мы учитывали, что структура тропа двупланова: 1) в тропах разрушается основное значение слова; обыкновенно за счёт этого разрушения прямого значения в восприятие вступают его вторичные признаки; 2) возникает эмоциональная окраска слова: тропы имеют свойство пробуждать эмоциональное отношение к теме, внушать те или иные чувства, имеют чувственно-оценочный смысл.

Так же, как и А.И.Горшков, под фигурой речи мы понимаем обобщённое название стилистических приемов, в которых слово, в отличие от тропов, не обязательно выступает в переносном значении. В своём исследовании мы исходили из того, что фигуры построены на особых сочетаниях слов, выходящих за рамки обычного, «практического» употребления и имеющих целью усиление выразительности и изобразительности текста.

В ходе изучения специальной литературы были установлены жанровые характеристики таких разновидностей русских народных сказок, как волшебные сказки, сказки о животных и социально-бытовые сказки. Вслед за В.Я. Проппом мы выделили постоянные признаки народной сказки (наличие традиционных формул зачина и концовки, наличие повторяющихся конструкций, разговорная речь, повторяющиеся приемы повествования, трёхступенчатое строение сюжета), которые всегда отмечены высокой концентрацией изобразительно-выразительных средств.

Особенностью волшебной сказки, при сохранении универсальных признаков народной сказки, становятся сюжетная схема, построенная на нарушении запрета, и моделирование сказочного двоемирия.

Сказки о животных подчинены тому же закону переносимости действий с одних персонажей на другие, что и волшебные сказки: в них первично действие, сюжет, а вторичны действующие лица, но при этом основным объектом или субъектом повествования является животное.

Главное отличие бытовой сказки от волшебной и сказок о животных заключается в том, что она лишена двуплановости: ее действие разворачивается исключительно в этом мире и не переносится в «тридевятое царство, тридесятое государство». Поэтому в бытовой сказке не бывает утроений, столь типичных для сказки волшебной. Бытовая сказка чужда так называемой формульности волшебной сказки, в ней нет вступительных и заключительных формул и общих мест.

Читайте также:  Операция желчный пузырь народными средствами

Специфика жанра литературной сказки заключается в том, что по своим основным жанровым признакам она воспроизводит структуру волшебной сказки, но обогащает ее элементами художественного вымысла и стиля. В отличие от народных сказок, ориентированных на традицию устного исполнения, литературная сказка обладает иной коммуникативной моделью: она рассчитана именно на читателя, а не на слушателя.

Этот пробел отчасти мы попробовали восполнить в своём исследовании видов и функций изобразительно-выразительных средств в русских народных и литературных сказках.

Наши предположения о том, что в русских народных и литературных сказках широко используются изобразительно-выразительные средства, в частности тропы и фигуры, оправдались. В исследовании отмечается стабильный видовой состав изобразительно-выразительных средств в русских народных сказках, который обладает устойчивыми функциями.

Результат исследования и анализ материала подтверждает это предположение. Основными тропами в волшебной сказке являются эпитет (68%), сравнение (10%), гипербола (9%), метафора (5%), литота (4%) и олицетворение (3%).

Та же номенклатура образных стилистических средств представлена в сказках о животных, но с несколько иным количественным соотношением: эпитет (70%), метафора (12%), гипербола (9%), олицетворение (5%) и сравнение (2%) .

В социально-бытовых сказках состав тропов менее представителен. Здесь ведущую функцию выполняют олицетворение (41%), эпитет (17%), гипербола (12%) и литота (9%).

Образность литературных сказок создаётся, прежде всего, эпитетами (40%) и метафорами (27%). Кроме того, в литературной сказке широко представлены олицетворение (11%), гипербола (10%) и сравнение (10%).

В результате анализа, установлено, что в народных волшебных сказках основную функцию создания образности и сказочного двоемирия берут на себя эпитет (обозначает доминантные признаки сказочных объектов), сравнение (устанавливает аналогии между объектами) и гипербола (обладает усиливающим эффектом).

В структуре сказок о животных с помощью эпитета создаются образы, характеризующие только постоянные доминантные признаки сказочных персонажей или – реже – ситуаций. Это объясняется, на наш взгляд, тем, что сказки о животных выполняют скорее воспитательную функцию: их задача – формирование моделей бытового поведения на основании представлений о том, что такое добро и зло не в масштабах сказочного двоемирия, а на бытовом уровне. В этом смысле жанр сказки о животных сближается по своей коммуникативной установке с жанром социально-бытовой сказки.

Функция образности в социально-бытовых сказках сведена к минимуму: она лишь маркирует постоянные функции сказочного объекта и выражает некую степень оценки. На наш взгляд, это можно объяснить особой структурой и коммуникативной установкой социально-бытовых сказок: во-первых, они не моделируют двоемирия, как это происходит в волшебной сказке, а во-вторых, эти сказки направлены на непосредственное воспитательное воздействие и показывают человека в ситуации бытового общения.

Выявлено, что в литературных сказках представлен наиболее богатый спектр художественных функций тропов: эпитеты характеризуют постоянные качества сказочных объектов; метафоры способствуют созданию яркой образности; олицетворение наделяет свойствами человека явления природы, небесные светила, животных и рыб, процессы и качественные состояния героев; сравнение создает аналогии, а гипербола обозначает протяженность сказочного времени и пространства, а также исключительность проявления свойств сказочного героя.

Рассмотрение частотности употребления тропов показывает, что основным способом создания образности во всех видах сказок является эпитет, хотя в литературной сказке его показатели ниже, чем в волшебной сказке и сказках о животных – всего 40% (против 68% и 70% соответственно).

На уровне употребления тропов народная волшебная сказка сближается с параметрами литературной, в основном повторяя и её номенклатуру изобразительно-выразительных средств языка, и их функцию. Напротив, в социально-бытовых сказках отмечается полная противоположность волшебной и литературной сказке как по количественному составу тропов и фигур, так и по их функциям. Промежуточное положение занимают сказки о животных, которые по составу и функциям тропов сходны с волшебными сказками, а по номенклатуре фигур речи сближаются с социально-бытовыми сказками.

При этом в литературных сказках происходит существенное перераспределение количественных и качественных показателей использования тропов. Если в народных волшебных сказках и сказках о животных основная нагрузка по созданию образности возложена на эпитеты (68% и 70% соответственно), то ведущая роль в создании образности и описания сказочного двоемирия в литературной сказке принадлежит не только эпитетам (40% от общего числа тропов), но и метафорам (27% от общего числа тропов), показатели которых в несколько раз ниже в народных сказках: в волшебной – 5%, в сказках о животных – 12%. Повышенная метафоризация литературной сказки связана, на наш взгляд, с особой коммуникативной установкой этого жанра не на устное исполнение сказки, а на ее чтение. Литературная традиция, таким образом, влияет на качественный состав образных средств в произведениях данного жанра.

Читайте также:  Увеличение попы народными средствами

Количественный состав тропов позволяет сделать вывод о том, что главную функцию в создании образности в народных сказках выполняют эпитеты, сравнения, олицетворения и гиперболы, а в литературной сказке – эпитеты и метафоры. Количество тропов в литературных сказках выше, чем в народных сказках, что обусловлено их коммуникативной установкой на прочтение.

С точки зрения стилистических ресурсов выразительность речи создаётся в волшебных сказках главным образом с помощью повторов (41%), параллелизма (14,5%), бессоюзия (9,6%), эллипсиса (9,6%) и антитезы (8,4%).

Аналогичная картина наблюдается и в сказках о животных. В них также основным средством создания выразительности речи служат повтор (57%), параллелизм (14,7%), эллипсис (9,4%) и антитеза (8%). При этом наблюдается почти полное совпадение количественных показателей использования фигур речи

Номенклатура фигур речи в социально-бытовых сказках значительно сокращена, чем в волшебных и сказках о животных.

По нашим наблюдениям, в этом жанре используется 5 основных фигур речи: антитеза (40%), повтор (23%), параллелизм (23%), градация (7%), риторический вопрос (7%).

Наиболее частотными фигурами в литературной сказке являются инверсия (37%), повтор (16%), риторический вопрос (13%), параллелизм (13%), анафора (10%) и риторический вопрос (8%).

В своём исследовании мы доказали, что в структуре всех сказок повторы создают эффект длительности действия, его результативности или усиления; параллелизм устанавливает очередность действий или событий или обеспечивает их сопряженность по идентичности; бессоюзие и эллипсис придают устной речи стремительность и динамику, а антитеза выполняет функцию сопоставления конкретных представлений и понятий, связанных между собой общей конструкцией или внутренним смыслом. Анафора, риторический вопрос и риторическое восклицание используются в литературной сказке для активизации внимания слушателя (читателя).

Номенклатура фигур речи в литературных сказках в целом повторяет состав средств выразительности в сказках народных, однако отличается большим разнообразием и некоторым перераспределением функций фигур речи, а также их количественным составом. Так, в литературных сказках ведущую роль в создании выразительности речи играет инверсия (37%), которая позволяет логически и интонационно выделить нужные для авторского замысла слова, передает авторское отношение к происходящему, выполняет ритмообразующую и рифмообразующую функцию, оформляет словесно-образную картину и передает эмоциональное состояние героя. Как представляется, такое доминирование инверсии обусловлено коммуникативной установкой литературной сказки: она предназначена для чтения, а не для произнесения вслух и передается средствами поэтической речи, т.е. письменной формы литературного языка. Если количественные показатели параллелизма в литературных и народных сказках практически идентичны, то вот анафоре в литературной сказке отводится важная функция – поскольку авторы используют стихотворную форму речи.

Общее сопоставление количественных показателей тропов и фигур речи в сказках всех типов позволяет сказать, что наиболее широко изобразительно-выразительные средства языка и речи представлены в литературных сказках. В народной волшебной сказке тропы доминируют над фигурами, что связано с их функцией создания образности и моделирования сказочного двоемирия. В сказках о животных и социально-бытовых сказках на первый план выходят фигуры речи, которые поддерживают коммуникативную установку активного воздействия на слушателя.

В нашей статье впервые приводятся результаты комплексного анализа изобразительно-выразительных средств на материале русских народных и литературных сказок, устанавливается специфика отбора и закономерности использования изобразительно-выразительных средств в различных жанровых разновидностях сказки.

Данный системный анализ изобразительно-выразительных средств в текстах русских народных и литературных сказок позволяет уточнить имеющиеся в стилистике представления о понятии изобразительно-выразительных средств, их функциях.

Результаты исследования рекомендуются использовать в курсах стилистики русского языка, устного народного творчества, истории русской литературы XIX века, спецкурсах теории художественной прозы, а также при изучении изобразительно-выразительных средств языка в школьной практике.

Список литературы:

  • Асаева Н. А.. Поэтика и стиль осетинской волшебной сказки: диссертация . кандидата филологических наук, Владикавказ. 2004. – с.187.
  • Голуб И. Б.Стилистика русского языка. М.: Айрис – Пресс, 2007. – с.448.
  • Горшков А. И. Русская словесность: От слова к словесности: Учеб. пособие для учащихся 10-11 классов школ, гимназий и лицеев гуманит. направленности. М. Просвещение, 1996.– с.336.
  • Кульсарина Г. Г. Язык и стиль башкирских народных сказок: диссертация . кандидата филологических наук, Уфа, 2004. – с.165.
  • Москвин В. П. Выразительные средства современной русской речи. Тропы и фигуры: Общая и частные классификации. Терминологический словарь.. Ростов-на-Дону, :Феникс, 2007. – с.940.
  • Пропп В. Я. Исторические корни волшебной сказки. М.: Лабиринт, 2004. – с.201.
  1. Сурат И. З. Жанр стихотворной сказки в русской литературе 1830-х годов: диссертация кандидата филологических наук. Москва , 1985 – с.239 .
  2. Томашевский Б. В. Стилистика. Л.: Изд-во ЛГУ, 1983. – с.288.
  3. Фролова Л. А. Художественная природа сказки П. П. Ершова Конёк-Горбунок»: диссертация . кандидата филологических наук:, Владивосток , 2002. – с.199 .

Справочная литература

Источник